ДИНАСТИЯ | АФИША | КНИГИ | СТАТЬИ | МУЗЫКА | Радио BBC | ФОТО И ПРЕССА | СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ | INFO | E-MAIL

Miserere Аллегри

Чем является:
вокальное произведение для двух - пятиголосного и четырехголосного - хоров a cappella.
Сочинено: 1638 год.
Текст: Псалом 50-й в нумерации Библии греческой (Септуагинта), латинской (Вульгата), славянской и русской; он же - 51-й в нумерации еврейской Библии (масоретская Библия).
Опубликовано: в 1771 году в Лондоне.

Оксфордское издание Miserere Аллегри  Произведение, о котором этот рассказ, воистину уникально. О нем смело можно сказать, что оно одновременно и сверх популярно и... малоизвестно. Сверх популярно - поскольку было освящено церковной (католической) традицией и на протяжении долгого времени ежегодно исполнялось в Сикстинской капелле - резиденции Папы Римского в Ватикане. Малоизвестно - поскольку исполнялось лишь раз в год - на Страстной недели, - а рукопись его на протяжении почти четырех столетий была недоступна для копирования. Его популярности к тому же содействовал знаменитый эпизод из биографии Моцарта.
  Итак, речь пойдет о Miserere Грегорио Аллегри. Но обо всем по порядку...

Грегорио Аллегри

  Итальянский композитор Грегорио Аллегри принадлежал тому же роду, который дал миру знаменитого художника Корреджо. Аллегри родился в Риме в 1582 году, а умер 17 февраля 1652 году. Он служил в кафедральных соборах Фермо и Тиволи, был одновременно священником и руководителем капеллы. Как композитор он привлек к себе внимание Папы Римского Урбана VIII, познакомившегося с некоторыми из его мотетов и концертов. В результате, ему было предложено занять освободившееся вакантное место в числе папских певцов. Он занимал этот пост с 1629 года до самой своей смерти. Пик славы Аллегри приходится на знаменитое Miserere. Христианская жизнь Аллегри была в полной гармонии с его профессиональными занятиями. По словам Карла Проске, одного из крупнейших знатоков церковной музыки, автора четырехтомного труда Musica Divina (Божественная музыка, 1853 - 1862), он был "образцом священнического благоговения и смирения, отеческого отношения к бедным, он был утешителем пленников и отверженных, самоотверженным спасителем страдающего человеческого рода". Его изданные произведения составляют два тома концертов (1618-1619) и два тома мотетов (1621). Но еще многое осталось неопубликованным и хранится в итальянских архивах, в частности в библиотеке Римского колледжа и в Сикстинской капелле.

Гравюрный портрет Грегорио Аллегри (1711).

Композитор изображен здесь держащим пятиголосную хоровую книгу, в которой читаются начальный аккорд и слово Miserere. 

Надпись гласит: "Грегорио Аллегри, певец Папской капеллы в Риме, Превосходнейший композитор, умер 18(sic) февраля 1652".
Неизвестный мастер XV века. Фреска. Зал Папы Сикста IV в Больнице Св. Духа.

 

 


  Папа Сикст IV делла Ровере основал Апостольскую библиотеку папской буллой от 15 июня 1475 года. На фреске изображено посещение Сикстом IV библиотеки. Перед Папой стоит кардинал Джулиано делла Ровере, будущий Папа Юлий II. Вторым за спиной Сикста IV изображен первый библиотекарь Бартоломео Палатина.

 

 

 

Служба Страстной недели в Сикстинской капелле

Меж тем повыше, идя накрест нам
Толпа людей на склоне появилась
И пела "Miserere", по стихам.

  Данте. Божественная комедия. Чистилище, 5:22 - 24

Interior of the Sistine Chapel Микеланджело. Страшный суд. Сикстинская капелла.

 

 

 

 

 

  Обряд римско-католической литургии Страстной недели имеет ту характерную особенность, что послеполуночная служба в среду, четверг и пятницу проходила при загашаемых свечах (отсюда название этих служб - Песнопения в сумраке). После прочтения каждого псалма гасилась одна свеча. Первым исполнялся Плач Иеремии, последним - Miserere (Помилуй; или более полно - Miserere mei Deus - Помилуй меня, Боже) - Псалом 50.
  Словами "Miserere mei Deus" в латинской Библии (Вульгате) начинаются также псалмы 55 и 56. Все эти три псалма различаются по их четвертому слову: в 50-м - secundum (по; имеется в виду: "по великой милости Твоей"), в 55-м - quoniam (ибо), в 56-м - miserere (помилуй). И чтобы различать их, в литературе принято указывать их по первому отличительному слову, потому псалом 50 часто обозначается "Miserere... secundum". Но поскольку в литургическом, а впоследствии и в музыкальном, отношении он занимает особое место, то когда упоминают "Miserere", подразумевают именно его.
  В какой-то момент было решено чтение соответствующих библейских текстов положить на музыку. Что касается Плача Иеремии, то с конца XV столетия знаменитый текст часто клался на музыку, которая сочинялась в единообразном ритмическом стиле, за исключение еврейских фраз, которые получали более экспрессивную трактовку.
  В 1506 году итальянский нотоиздатель Петруччо опубликовал два тома музыкальных произведений на текст Плача Иеремии, в которые вошли сочинения Иоганна Тинкториса, Тромбончино и других композиторов. В 1532 году была опубликована композиция Карпентраса, которая и исполнялась в главной капелле католического мира - папской Сикстинской капелле в Ватикане на протяжении последующих пятидесяти лет. Ее вытеснил Lamentationum Hieremiae Prophetae, liber primus (Плач пророка Иеремии, книга первая) Палестрины. Пропустим упоминания о других музыкальных обработках этого текста. Но скажем, что в 1640 году к произведению Палестрины, в котором использовался не полный библейский текст Плача, для исполнения в Сикстинской капелле добавилась версия Аллегри. Обе эти версии хор капеллы исполняет по сей день.
  Идея торжественного музыкального сопровождения псалма Miserere возникла, по-видимому, во времена понтификата Папы Римского Льва X (1513 - 1521). Источники того времени подтверждают, что этот псалом исполнялся на музыку уже в 1514 году. Первая известная его музыкальная обработка была сделана итальянским композитором Констанцо Феста (датируется 1517 годом, по другим сведениям - 1518) для Сикстинской капеллы (он был автором также и Плача Иеремии, - вполне логично написать музыку ко всем разделам службы; так поступали и другие композиторы, что мы увидим ниже). Она написана в так называемом стиле фобурдон (дословно: фальшивый бас) - простой гармонизации параллельными терциями и октавами григорианских мелодий, то есть мелодий, отобранных и систематизированных папой Григорием Великим. Констанцо Феста аранжировал текст для двух хоров: четырехголосного и пятиголосного. Так была заложена традиция музыкальной обработки этого псалма именно для девятиголосного хора - традиция, в которой написано и Miserere Аллегри.
  У Аллегри был еще один предшественник, обратившийся к этому псалму: буквально на следующий год после Фесты свою версию создает Жоскен Депре (опубликована в 1519 году).
  Исполнительские ресурсы, которыми располагала капелла, обрисовал Чарльз Бёрни, крупный английский музыкальный деятель и историк музыки, посетивший Италию в 1770 году с целью сбора материалов для своей Всеобщей истории музыки: "В папской, или Сикстинской, капелле не пользуются ни органом, ни каким-либо иным инструментом для аккомпанемента певцам, каковых имеется тридцать два: восемь басов, восемь теноров, восемь альтов и восемь сопрано, или дискантов; это - обычный состав, но есть и некоторое число дополнительных, готовых занять место случайно отсутствующих, так что никогда не бывает меньше тридцати двух певцов, по будним дням, а в большие праздники число это почти удваивается. Наряду с дополнительными, ожидающими, этой капеллы, многие выдающиеся оперные певцы из других областей Италии используются здесь на страстной неделе".
  Гете в своих Итальянских путешествиях (второе пребывание в Риме с июня 1787 до апреля 1788) писал: "Музыка капеллы невообразимо прекрасна. В особенности Miserere Аллегри и так называемые импроприи, укоры, с коими распятый Бог обращается к своему народу. Их поют во время ранней обедни в страстную пятницу. Мгновение, когда Папа без своего пышного облачения, спускается с престола, чтобы вознести молитвы кресту, все же прочие в безмолвии остаются на своих местах и хор запевает: "Populus meus, quid feci tibi?" - пожалуй, самое прекрасное во всем торжественном богослужении (...) Когда мессу отправляет Папа, да еще в Сикстинской капелле, все, что во время обычных богослужений выглядит довольно уныло, свершается с великим достоинством и безупречным вкусом. Но возможно сие лишь там, где уже много столетий церковь пользуется услугами всех искусств".

Построение псалма у Аллегри

  Мы уже упомянули, что Miserere Аллегри это девятиголосное произведение. (Кстати, в издании Оксфорского университета, на котором мы основываем наш рассказ, нижняя строчка партитуры - клавирная, то есть в данном случае органная, партия - введена в качестве редакторского добавления и предназначена только лишь для репетиционных целей). Теперь стоит уточнить, что вместе все девять голосов звучат только в небольшом заключительном разделе произведения - это всего 6 тактов. Чарльз Бёрни и в своем издании этого произведения (оно оказалось первой публикации этого сочинения) и в Дневнике путешествия 1770 года по Франции и Италии специально обращает внимание на то, каким образом этот раздел должен исполняться (и исполнялся в папской капелле): "последний стих того псалма поется двумя хорами; Maestro di cappella дирижирует все медленнее и медленнее, а певцы мало-помалу ослабляют гармонию или, скорее, замирают к концу". Здесь Бёрни не столько описывает свое наблюдение, сколько в точности приводит инструкцию, имеющуюся в книге Андреа Адами Замечания для управления хором папской капеллы, изданной в 1711 году. Эта исполнительская ремарка отражает лишь одну из особенностей исполнения этого произведения в папской капелле. Были и другие, в частности, импровизационные видоизменения оригинального текста.
  Miserere Аллегри построено таким образом фразы псалма, исполняемые пятиголосным хором, чередуются с фразами, которые поют четыре солиста. Именно в эти эпизоды, исполняемые только солистами, вносилось импровизационное разнообразие.
  К числу покоряющих слушателя особенностей этого произведения относится и очень высокое звучание сопрано в разделах, исполняемых четырьмя солистами - знаменитое до третьей октавы. О нем необходимо сказать отдельно. Как ни странно, но этот эпизод, повторяющийся в произведении несколько раз, стал исполняться в этом высоком строе (в до миноре) лишь в XIX веке, после того, как стала известна запись Мендельсона этого произведения, приведенная им в одном из его писем 1831 года из Рима. Она-то и зафиксировала такое исполнение. В XVIII веке и ранее эти эпизоды звучали на кварту ниже, то есть в тональности соль минор. В наше время у исполнителей есть выбор: Miserere опубликовано как в версии Бёрни (так оно звучало в XVIII веке), так и в версии Мендельсона. Новейшее оксфордское его издание приводит оба варианта. Исполнители, надо признать, отдают предпочтение более позднему варианту с его высоким до.

Рукописные источники и копии

  До нас дошли два манускрипта, датируемые временем Аллегри, содержащие запись этого Miserere. Они хранятся в Ватиканской библиотеке (кодексы 205, 206). Благодаря ним оказалось возможным получить представление об этом произведении в том виде, в каком оно было сочинено композитором, то есть без всяких украшений. Однако эта схематическая версия оставалась лишь на бумаге: в хор Сикстинской капеллы всегда исполнял ее с украшениями в сольных эпизодах, так что Miserere в орнаментированном виде завоевало статус оригинала и имеет свою самостоятельную ценность.
  Следует сказать, что сведения, содержащиеся в Дневнике Бёрни, имеют огромное значение. Из его рассказа мы узнаем, что копию этого произведения он получил от падре Мартини. Кроме того, он сообщает, что оно, оказывается, имелось не только в Риме, но и во Флоренции. В связи со всем этим большое значение приобретают некоторые хронологические данные.
  Итак, во Флоренцию Бёрни прибыл в первых числах сентября. Здесь он познакомился с синьором Вероли, "отличным soprano", как его охарактеризовал это англичанин (запись от 8 сентября). Тот на просьбу Бёрни помочь получить копию самого знаменитого сочинения, исполняемого в их церкви (Благовещения), сообщил, что "таковым является Miserere Аллегри, которое здесь, как и в папской капелле поют только в страстную пятницу, и что он немедленно даст распоряжение переписать его для меня".
  Из этого небольшого свидетельства, оставшегося странным образом незамеченным теми, кто писал о Miserere Аллегри, явствует, что, во-первых, произведение это исполнялось, несмотря на монополию на него Сикстинской капеллы, по крайней мере, еще и во Флоренции; во-вторых, его сравнительно легко можно было заполучить, правда, лишь весьма уважаемому человеку, каковым был Бёрни, но, тем не менее, без какого бы то ни было разрешения от Рима.
  Из Флоренции Бёрни отправился через Сиену и Монтефьясконе в Рим, куда прибыл 20 сентября. Здесь он познакомился с капельмейстером папской капеллы кавалером Сантарелли, который оказал ему неоценимую услугу: предоставил в его распоряжение "подлинную точную копию знаменитого Miserere Аллегри, а также копии всех сочинений, исполняемых в папской капелле на Страстной недели, вместе со многими произведениями Палестрины, Беневоли, Луки Маренцо и других, никогда не печатавшимися и нигде, кроме этой капеллы, не исполнявшимися".
  Сантарелли рассказал Бёрни также, что Miserere Аллегри исполняется в среду и в пятницу на Страстной недели. Так было во времена Бёрни. Впоследствии стали использоваться и другие композиции. Католическая энциклопедия (статья "Miserere") уточняет, что в среду звучало десятиголосное Miserere аббата Джузеппе Баини (1775 - 1844), в четверг - Баи, и в пятницу - Аллегри. В музыковедческой литературе можно встретить категорическое утверждение, что творение Аллегри звучало только один раз в год - а именно в пятницу. Но здесь следует иметь в виду, что так было в XIX веке; до создания Джузеппе Баини его версии Miserere Аллегри исполнялось дважды - в среду и пятницу. Мы вернемся к этому вопросу, когда речь в нашем рассказе пойдет о Моцарте.
  Но прежде - о другой персоне, плененной красотой этого творения.

Музыкальный монарх

  Император Священной Римской империи Леопольд I (1640 - 1705; император с 1658). Именно с ним связана первая история, свидетельствующая о некоей заключенной в Miserere Аллегри тайне и таинственности.
  Историк К. Рыжов так описывает Леопольда I: "император Леопольд отличался маленьким ростом, болезненным телосложением, был медлителен и задумчив. Из-за больных ног он шатался при ходьбе, был неловок в движениях и неповоротлив в манерах. Челюсть у него так выдавалась вперед, что передние зубы выходили наружу, и он с трудом мог говорить. Писал же он так дурно, что лишь немногие секретари могли разобрать его почерк. С детства Леопольда готовили к поступлению в духовное звание (...) Его главными чертами было невозмутимое хладнокровие, скрытность, чопорность и пристрастие к правилам строжайшего испанского этикета. Он всегда одевался в черное и носил на белой маленькой голове огромный парик. Он имел угрюмое лицо и очень набожный характер. Благочестием Леопольд не уступал своему отцу и деду. Всякое утро он слушал три обедни, одну за другой, и все время стоял на коленях, ни разу не подняв глаз. Он был верным мужем, нежным отцом и считался щедрым покровителем наук и искусств. При нем были основаны университеты в Инсбруке и Бреславле. Он увлекался также охотой, музыкой, театром, коллекционированием редкостей (...) Природа одарила его небольшим талантом в музыке, и он сочинял довольно приятные вещицы". Добавим, он был страстным поклонником итальянской музыки.
  Бёрни, а вслед за ним и Стендаль, называют Леопольда даже "хорошим композитором". От Бёрни первого (а он в свою очередь все от того же Сантарелли, капельмейстера папской капеллы) мы узнаем, что император приказал своему послу в Ватикане добиться разрешения Папы на изготовление копии. Папа дал разрешение, копия была изготовлена и отослана императору в Вену. Лучшие певцы, которые служили в капелле императора, взялись за разучивание произведения. Наконец состоялось его исполнение в присутствии императора. Того, что произошло дальше, никто не мог предвидеть: Miserere не произвело никакого впечатления, вернее, произвело, как выразился Сантарелли в разговоре с Бёрни, "жалкое впечатление", хотя "сочинение это было исполнено опытнейшими музыкантами" (с. 124). Такова была реакция не только императора, чей вкус - предположим - мог вызывать подозрения. Но о таком же впечатлении говорит и Метастазио: Miserere, которое привело его в восторг в Риме, не произвело на него никакого впечатления в Вене. Разразился форменный скандал: император обвинил папского капельмейстера в подлоге, иными словами, он был заподозрен в том, что, желая сохранить тайну, он пошел на хитрость и прислал Леопольду другое произведение. Леопольд пожаловался Папе на это обстоятельство, и Папа, не желая слушать никакие объяснения капельмейстера, просто уволил его. Убитый горем капельмейстер, все же, в конце концов, сумел уговорить одного из кардиналов объяснить Папе, почему Miserere, исполненное другими певцами, не произвело такого впечатления, которое оно производило в Сикстинской капелле. Все, оказывается, зависело от манеры исполнения, то есть от особого искусства и традиций, которыми владели лишь певцы Сикстинской капеллы. И если просто спеть те ноты, которыми это произведение было записано, то вот и получалось такое жалкое произведение. О том, каковы были эти традиции, речь пойдет ниже. Но прежде договорим о том, чем все закончилось у императора Леопольда.
  Папа Римский, хотя и оставшийся в недоумении: как это написанные ноты могут по-разному - и даже неузнаваемо - воспроизводиться в Риме и в Вене, все же отрядил к императору группу наиболее опытных певцов своей капеллы, чтобы они обучили исполнению этого Miserere императорских певцов. Но пока певцы Сикстинской капеллы ехали, началась война с турками, заставившая императора покинуть Вену (осада Вены в 1683 году). Так что, вполне возможно, что в XVIII веке это произведение так нигде и не звучало в своем истинном виде, кроме как в Сикстинской капелле.

История с Моцартом

  Следующая знаменитая история, связанная с Miserere Аллегри, выводит на сцену двенадцатилетнего Моцарта.
  13 декабря 1769 года Леопольд и Вольфганг покинули Зальцбург и отправились в пятнадцатимесячное путешествие по Италии. Одной из целей Леопольда было устроить так, чтобы Вольфганг стал учеником падре Мартини, знаменитого итальянского композитора, теоретика и педагога, у которого за несколько лет до этого учился один из сыновей Баха - Иоганн Кристиан. (О падре Мартини у нас уже был повод поговорить, когда мы рассказывали о натюрморте с книжными полками и трактатами о музыке итальянского художника Джованни Мария Креспи. См. очерк "Зримая музыка" - "Искусство, 2001, № 1 [217]).
  На пути в Болонью, где жил падре Мартини, Моцарты посетили Верону, Милан, и прибыли в Риме - в среду 11 апреля 1770, как раз на пасхальной недели. Громы и молнии встречали их "словно салют из тяжелых орудий в честь высокопоставленных господ", как писал Леопольд Моцарт жене.
  Как и все туристы, они направились в собор Св. Петра, чтобы присутствовать в среду на заутрене и услышать знаменитое Miserere, исполнявшееся в Сикстинской Капелле. Вернувшись вечером в дом, где они остановились, Вольфганг записал по памяти все произведение. Через день, в Великую пятницу (будем помнить, что речь идет о том времени, когда Miserere Аллегри исполнялось дважды) Вольфганг вновь пришел в капеллу. На сей раз, у него была рукопись, которую он закатал в рулон и спрятал в шляпе (мы помним, какая кара ждала всякого, кто незаконно сделал бы копию этого произведения); он хотел проверить точность того, что записал с первого прослушивания. Исправления оказались совсем незначительными. Леопольд так описал это событие в письме к жене от 14 апреля 1770: "Как тебе известно, знаменитое Miserere столь высоко чтится в Риме, что музыкантам капеллы под страхом отлучения от церкви запрещается выносить ноты, переписывать их или давать кому бы то ни было. Но у нас уже есть партитура Miserere, все это благодаря Вольфгангу, который записал музыку по памяти совершенно точно, до единой нотки, и можно было бы прислать тебе ее в Зальцбург вместе с этим письмом, да она нужна здесь нам самим. Но мы обязательно привезем партитуру домой, потому что, поскольку это одна из свято хранимых тайн Рима, мы не можем допустить, чтобы она попала в чужие руки, и тем навлечь на себя церковную кару".
  Нет сомнений в том, что Моцарт записал именно то, что слышал - точно "до единой нотки", то есть со всеми вокальными украшениями. Это подтвердил папский певец Кристофори, когда услышал, как Моцарт исполнил записанное им. Это произвело фурор.
  Из Рима Вольфганг с отцом отправились в Неаполь, где пробыли несколько недель и вновь вернулись в Рим. Здесь Моцарта ждали большие почести: Папа Римский вручил ему Орден Золотой Шпоры. Так юный Моцарт стал Кавалером Ордена Золотой Шпоры. Как и Глюк. Моцарт, однако, подписывался этим титулом лишь в Италии и позже о нем забыл; Глюк же подписывался им всегда.
  Двумя неделями позже они покинули Рим и остальную часть лета провели в Болонье, где Моцарт занимался у падре Мартини.
  История с Miserere на этом, однако, не кончается. В Болонье пересеклись пути Моцарта и Бёрни. Причем оба они оказались здесь, привлеченные личностью падре Мартини.
  30 августа в Болонье состоялось торжественное собрание Филармонического общества (академии), на которое были приглашены Моцарты. Как пояснил Бёрни, это - "особого рода состязание в искусстве тех композиторов этого города, которые являются членами знаменитого Филармонического общества, основанного в 1666 году". Бёрни специально отложил свой отъезд из Болоньи, чтобы побывать на концерте, состоявшем из двух частей - утренней и вечерней - в церкви Сан Джованни ин Монте. В те времена здесь находилась знаменитая Св. Цецилия Рафаэля (в настоящее время хранится в болонской Пинакотеке; см. о картине наш очерк О музыкальной эрудиции Рафаэля). Бёрни с нескрываемым восторгом говорит о том, что слушал музыку на этом концерте, имея перед глазами "эти чарующие картины" (помимо рафаэлевской, Мадонна Розария Доминикино). "Должен сообщить моему музыкальному читателю, - продолжает Бёрни, - что на упомянутом исполнении я встретился с г-ном Моцартом и его сыном - маленьким немцем, ранний и почти сверхъестественный талант, которого так поразил нас в Лондоне несколько лет тому назад, когда он еще не вышел из детского возраста. По приезде в Италию он вызвал огромное восхищение в Риме и Неаполе, был награжден его святейшеством орденом Speron d'oro, или Золотой шпоры, а в Милане получил заказ на сочинение оперы к следующему карнавалу". Среди заслуг Моцарта Бёрни не упоминает звания академика Болонской академии - Моцарт станет им через несколько дней после этой встречи, точнее - 9 октября.
  Но вернемся к проблеме Miserere. Интригующе выглядит то обстоятельство, что в столь тесном контакте оказались люди, имевшие на руках нотную запись произведения, столь ревностно охранявшегося Ватиканом. Неужели они, будучи сами крупнейшими специалистами в этой области, не обсуждали его достоинств и особенностей исполнения!?
  Куда девалась запись Моцарта, произведшая такой фурор в Риме? Возможно ли, чтобы сам Вольфганг или его отец отнеслись к ней столь халатно, что она затерялась, как ничего не значащий лист бумаги? И это после приведенных выше слов Леопольда в письме к жене! Или после признания самого Вольфганга (он говорит о себе): "Нет ни одного знаменитого композитора, которого он не изучил бы досконально и постоянно не перечитывал бы"!
  И вот, напрашивается - в качестве гипотетического - вывод: быть может, Бёрни позаимствовал у Моцарта его запись, сравнил ее с копией, которую ему показал падре Мартинии, затем опубликовал оригинальный вариант самого Аллегри, то есть вариант без импровизаций певцов. И что самое главное - была высказана и такая догадка - он, быть может, уничтожил рукопись Моцарта, чтобы защитить последнего как правоверного католика Священной Римской империи.
  К сожалению, всей истины этой истории мы, вероятно, никогда уже не узнаем. Но мы знаем другое: в значительной степени под впечатлением от Miserere Аллегри Моцарт - в том же году (в конце июля или в начале августа) и в той же Болонье - написал свое Miserere (по каталогу Кёхеля № 85). Герман Аберт, крупнейший знаток Моцарта, констатирует: оно написано "под очевидным влиянием Аллегри, но в еще большей степени под влиянием Мартини и превосходит все ранее написанные церковные сочинения как композиционной свободой, так отчасти и более глубокой и самостоятельной выразительностью - первое важное свидетельство более зрелого контрапунктического мастерства, сформировавшегося под воздействием и руководством Мартини (...) который одобрил работу Моцарта в специальном аттестате".
  Подытожим некоторые факты, касающиеся Miserere Аллегри и относящиеся к XVIII столетию. К этому времени существовали:
  1. Оригинал Miserere Аллегри находившийся (и до сих пор находящийся в Сикстинской капелле).
  2. Копия, имевшаяся в распоряжении падре Мартини (Бёрни свидетельствует: "...так как я уже получил копию этого знаменитого произведения от падре Мартини, которому принадлежит экземпляр, сделанный по особому распоряжению покойного Папы...").
  3. Еще одна копия, имевшаяся во Флоренции у синьора Вероли (готовность Вероли изготовить копию для Бёрни ни как не свидетельствует о его боязни быть отлученным от церкви; вероятно, в 70-е годы запрет копировать это произведение уже не был столь категорическим).
  4. Копия, изготовленная для короля Португалии (об этом Бёрни узнал от падре Мартини)
  5. Копия - легальная, - изготовленная для императора Леопольда I.
  6. Весь тот нотный материал, по которому это произведение должны были разучивать певцы капеллы.
  7. Партитура Miserere, записанная Моцартом (в настоящее время утраченная).
  Шесть из семи перечисленных источников - это записи "простого" варианта Miserere. И только копия Моцарта, очевидно, содержала вариант с украшениями (потому потребовалось подтверждение ее точности одним из певцов капеллы). Напрашивается вывод, что запрет на копирование касался именно этих разделов произведения, делавших его исключительным по своей красоте.
  Без ответа остается вопрос: не мог ли Моцарт слышать Miserere в Вене? Ведь, как мы помним, оно исполнялось по копии, имевшейся в императорской капелле. На мысль хотя бы задать этот вопрос наталкивает все то же письмо Леопольда, в частности, первые слова в приведенном выше отрывке: "как тебе известно...". Могло "быть известно" потому, что оно было известно именно в Вене.

Отмена табу

  Бёрни, будучи протестантом, не чувствовал необходимости соблюдать запрет на распространение Miserere Аллегри, установленный Папой Римским, католическим первосвященником. Вернувшись в Англию, он одновременно с Дневником путешествий по Франции и Италии в 1771 году опубликовал и Miserere Аллегри, а также другие песнопения Страстной недели, исполнявшиеся в Сикстинской капелле. Это была первая публикация этого произведения. Так de facto был отменен запрет на его распространение. Вскоре стали появляться другие его издания, но все они основывались на публикации Бёрни, а она представляла Miserere в том простом "фобурдонном" виде, в каком его записал Аллегри. (Орнаментальная версия Моцарта не сохранилась).
  Туристы толпами валили в Рим на Страстную неделю, чтобы раз в год услышать это творение. Жермена де Сталь, знаменитая французская писательница, "повивальная бабка юного романтизма во Франции", как охарактеризовал ее В. Беллинский, обрисовала в своем романе "Коринна, или Италия" ту эмоциональную атмосферу, в которой оказывался слушатель, попавший в Сикстинскую капеллу в Старстную пятницу (отмечу, что в русском переводе роман появился обстоятельно прокомментированным в академической серии "Литературные памятники", но при этом не было указано, что речь здесь идет о произведении Аллегри):
  "Освальд [герой романа] отправился в Сикстинскую капеллу послушать пение Miserere, знаменитое на всю Европу. Он пришел туда заранее, так что смог увидеть при дневном свете "Страшный суд" - знаменитые фрески Микеланджело, в которых гениальность художника достигла высоты этого устрашающего сюжета ( ...) Началось пение Miserere". На хорах, расположенных под сводами капеллы, зазвучали голоса, в совершенстве подобранные для этого древнего и возвышенного песнопения; певчих не было видно; музыка словно реяла в воздухе. День угасал, и с каждым мгновением в капелле становилось все темнее и темнее; это была не та страстная, влекущая к наслаждению музыка, которую Освальд и Коринна слушали неделю назад: это была чисто религиозная музыка, и она звала к отречению от всего земного. Упав перед решеткой на колени. Коринна молилась в глубокой сосредоточенности, позабыв даже об Освальде. Ей казалось, что в минуту такого экстаза хорошо умереть - тогда душа без мук расстанется с телом; и если бы ангел внезапно унес на своих крылах ее мысли и чувства - эти божественные искры, летящие к породившему их источнику света, то смерть стала бы желанной ее сердцу, ответом на горячую молитву. Miserere, что значит "помилуй нас", - это псалом, состоящий из строф, каждая из которых исполняется в особой манере. Сначала льется небесная мелодия первой строфы, затем она сменяется глухими, почти хриплыми звуками другой строфы, исполняемой речитативом: можно подумать, будто черствые сердца отвечают на вопросы нежных сердец, будто грубая реальность попирает и губит упования благородных душ; когда вновь раздается нежное пение, воскресает надежда, но вот опять слышится речитатив следующей строфы, и сердце вновь сжимается от холода, но не страх этому виной, а отчаяние, ибо божественное вдохновение исчезло. Наконец, последняя строфа, самая возвышенная, самая трогательная оставляет в душе мирное и чистое чувство; подобное же чувство посылает нам господь перед смертью. Гасят свечи; надвигается тьма; фигуры пророков и сивилл в сумерках походят на призраков. Царит глубокое молчание: одно произнесенное слово причинило бы нестерпимую боль душе, углубленной в себя; и когда замирает последний звук, все бесшумно и медленно удаляются, словно им тяжко возвращаться в мир мелких земных забот".
  Роман "Коринна, или Италия" был опубликован в Париже 1807. Но его действия относятся к более раннему времени: "Лорд Освальд Нельвиль, пэр Шотландии, собираясь провести зиму в Италии, выехал в конце 1794 года из Эдинбурга" - так начинается роман. Число паломников в Рим на Страстную неделю достигло пика в период между окончанием наполеонвских войн в 1815 году и 1870 годом, когда папский хор был распущен. Многие, кто побывал в Риме, оставили свои впечатления о том, что они услышали. Среди них композиторы Луи Шпор (1817) и Феликс Мендельсон-Бартольди (1831) - их интересовала в первую очередь музыкальная сторона службы.
  В 1862 году переложение для оркестра этого произведения делает Франц Лист (в цикле В Сикстинской капелле). Тремя годами позже он перекладывает его для органа (этот цикл озаглавлен Воспоминания о Сикстинской капелле). И это еще не все. Вскоре он перекладывает его для фортепиано в четыре руки.
  В наши дни Miserere Аллегри переживает новую эпоху необычайной популярности. Оно появилось в ряде изданий и стало доступным для широкого исполнения.

Исполнительская практика

  Самая большая тайна силы того впечатления, которое Miserere Аллегри производило на слушателей, заключена в практике собственно самого исполнения. Чарльз Бёрни так говорит об этом: "Значительную долю впечатления оставляемого этой пьесой, быть может, справедливо приписать все же времени, месту и торжественности церемониала, принятого при исполнении: Папа и конклав простерты на земле; свечи в капелле и факелы балюстрады тушатся друг за другом; последний стих этого псалма поется двумя хорами; Maestro di cappella дирижирует все медленнее и медленнее, а певцы мало-помалу ослабляют гармонию или, скорее, замирают к концу".
  Стендаль в общем пишет в согласии с Бёрни: "Величественное впечатление, производимое этой вещью, мне кажется, зависит от манеры, в которой она поется, и от места, где она исполняется. Папские певцы по традиции обучались давать голос (портаменто), производящим очень большое впечатление, но не поддающимся передаче нотами. Их пение в совершенстве отвечает тем условиям, которые делают музыку трогательной. Во всех стихах псалма повторяется одна и та же мелодия; но эта мелодия, в общем одинаковая, отнюдь не является вполне схожей в подробностях. Таким образом, она легко схватывается и, однако, избегает того, чтобы стать скучной. Сикстинская капелла имеет обыкновение ускорять или ослаблять звуки соответственно со смыслом текста и петь некоторые строфы быстрее других". Украшения, которыми по замыслу автора снабжалось произведение, - это не украшения в стиле барокко, то есть орнаментация мелодической линии, а украшения в стиле Ренессанса. Они основаны на мастерстве хора папской капеллы импровизировать контрапунктические партии вокруг так называемого cantus firmus, то есть голоса, проводящего основную мелодию. Такие мастера как Окегем и Жоскен оставили свидетельства того, как определенные пассажи, например, гаммообразное движение мелодии вверх и вниз, должно быть разукрашено. Не исключено, что Аллегри сочинил свое произведение дабы продемонстрировать свое мастерство: при исполнении Miserere певцы привносили в него дополнительные мелодические элементы. И это было чем-то большим, чем импровизация "украшений" в стиле барокко и более позднего времени - это была тщательно разработанная система. Однако, к восемнадцатому столетию, эта способность почти угасла повсюду за пределами Ватикана, так что не ясно исполнял ли хор теперь это как его предшественники, или хористы разучивали текст так, как он записан? Не ясно, обучался ли в XVIII столетии папский хор по-прежнему в традициях Палестрины. Но могли ли украшения, представленные в теперешнем издании Miserere, быть спеты ad libitum (итал. - свободно, по желанию) без какой-либо репетиции? Не возможно себе представить, чтобы произведение, исполнявшееся всего один раз в год, не требовало репетиций хора, а, следовательно, разучивания хористами своих партий. Они должны были выучивать его наизусть, так как оно исполнялось почти в полной темноте.

Postscriptum

  Итак, слава Грегорио Аллегри зиждется на его Miserere, хотя он написал много другой музыки. И парадокс состоит в том, что именно это произведение, ценимое едва ли не как откровение, во всяком случае, как музыкальное откровение, именно оно в 1870 году было исключено из исполнения в Сикстинской капелле.
  Кроме композиторов, о которых у нас уже шла речь, Miserere mei в XVI - XVIII веке писали Л. Дентиче, Ф. Герреро, Палестрина, Жоскен Депре (опубликовано в 1519), Дж. Нанино, Дж. Кариссими, Ж. Б. Люлли, Х. Л. Хаслер, А. Скарлатти. Среди наиболее известных обработки Т. Баи (1714) и Дж. Баини (1821). Miserere звучит в начале первого действия оперы "Трубадур" Верди. Это одна из лучших мелодий этого произведения.
  К сожалению, не сохранилось Miserere Франсуа Куперена. По замыслу композитора, на каждый из трех дней - среду, четверг и пятницу - им было написано по три песнопения. В предисловии к изданию песнопений среды (Lecons des tenebres; 1713) Куперен писал: "Несколько лет тому назад я сочинил три Lecons des tenebres к великой пятнице по просьбе сестер L-ской обители [подразумевается женский монастырь Лонгшан; этот монастырь - место действия романа Дидро "Монахиня" - А.М.], где они исполнялись с успехом. Это и побудило меня несколько месяцев тому назад сочинить подобные песнопения к страстной среде и страстному четвергу. Однако сейчас я даю только три песнопения к страстной среде, так как у меня не было времени выгравировать шесть остальных до начала великого поста. Первое и второе песнопение каждого дня даются всегда для одного голоса, а третье - для двух (...) Шесть следующих песнопений я опубликую по три к каждому дню, если публика останется довольна этими". Из этого предисловия ясно, что все песнопения были сочинены, вопрос был только в сроках гравировки. Из того факта, что первое песнопение, как и положено, написано на текст Плача Иеремии, можно с уверенностью сказать, что: последним в этом цикле был псалом Miserere.

  В сокращенном виде опубликовано: "Искусство", 2002, № 9 (242), с. 6 - 7.


Содержание: © А. Майкапар

WebDesign: © PG 2001-2005