ДИНАСТИЯ | АФИША | КНИГИ | СТАТЬИ | МУЗЫКА | Радио BBC | ФОТО И ПРЕССА | СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ | INFO | E-MAIL

История идей и образов в итальянском искусстве
Джеймс Холл

Главы из книги.
Перевод Александра Майкапара

Глава первая
ЭТРУСКИ

Ранние поселенцы в Италии

   История Италии [Название "Италия" применялось к юго-западу этого полуострова уже в начале V века до н.э. К моменту возникновения Римской империи оно использовалось для всего района к югу от Альп, включая Цизальпинскую Галлию.] начинается около VIII - VII вв. до н. э. Страну тогда населяли племена, главным образом индоевропейского происхождения, которые в Бронзовом веке пришли сюда с севера и поселились в небольших плодородных районах полуострова, где они жили скотоводством и земледелием. Примерно в VIII веке недалеко от устья Тибра, в месте брода, пастухи и земледельцы с окрестных холмов начали объединяться в общины для совместной защиты от нападений. Это были в основном латины, но в общину вошли и сабиняне, народ, живший по соседству. Благодаря удачному расположению, это место стало центром торговли и с течением времени вошло в союз с близлежащими городами - главным образом для поклонения Юпитеру на Альбанской горе. Юпитер управлял погодой и, следовательно, был очень важен для земледельцев. Юпитер, однако, не принадлежал к колоритному олимпийскому семейству, потому что у италов, в отличие от греков, в те далекие дни не было ни Гесиода, ни Гомера, которые снабдили бы их легендарной историей или собственной мифологией. 
   Пока эти первые римляне укреплялись вблизи Тибра, события развивались и в других местах Италии. Примерно с середины VIII века до н. э. в течение двух столетий колонисты из городов-государств Греции селились вдоль побережий южной Италии и Сицилии, и этот регион получил название Magna Graecia (Великая Греция). Они принесли с собой на италийские земли греческий образ жизни. В то же самое время, в VIII веке до н.э. к северу от Рима, а районе между реками Тибр и Арно, на историческом горизонте появилась и другая народность - этруски. Эти три района - Этрурия, Великая Греция и Рим - стали впоследствии основными элементами политической и культурной эволюции Италии.

Кто были этруски? 

   И по сей день этруски для нас загадка. Прежде всего, существует проблема их происхождения. Были ли они, как считал Геродот [Геродот, История, 1 94], жителями Лидии, которые вследствие угрозы голода переселились в Италию из места своего обитания в Малой Азии в XIII в. до н. э.? Некоторые этрусские обычаи, религиозные верования и искусство безошибочно напоминают о Востоке. Или же этруски были остатками еще более древней, коренной италийской расы, у которой были широко развиты связи с другими районами Средиземноморья, и которая каким-то образом уцелела после постоянных нашествий индоевропейцев с севера в предшествующем тысячелетии? Это, впрочем, не противоречит связям с Востоком. Вполне возможно, что этруски как народ - в том виде, в котором он был известен начиная с VIII века до н. э., - явились результатом исторического процесса, состоявшего из последовательного напластования рас и культур. [M. Pallottino, The Etruscans, 1942, переработанный английский перевод - 1975.]
   Кроме того, не разрешен также и вопрос об их языке. Этруски пользовались одной из форм греческого алфавита, поэтому их письменные документы могут быть легко прочитаны, зато сам язык не принадлежит ни к одной известной языковой семье, поэтому значения записей дешифрованы лишь частично. Пока к ним не найден ключ. Письменных образцов сохранилось множество, но все они, за редким, но весьма важным исключением, состоят из коротких, чаще всего стереотипных надписей на надгробиях. Тем не менее, нам известно, что, кроме всяких иных писаний, у этрусков был ряд священных книг. Однако насколько мы знаем, они не сохранились, и знания об их существовании, как и о многом другом, касающемся образа жизни этрусков, мы черпаем у греческих и римских авторов более позднего времени. В такой ситуации произведения искусства и всяческие поделки, которые находятся в нашем распоряжении, в качестве исторических документов приобретают еще большую значимость. 

Прорицание в религии этрусков

   По всей видимости, религия играла главенствующую роль в жизни этрусков. В практике древних народов религия не касалась проблем нравственности - это произошло на более поздней и более зрелой стадии развития общества. Античная религия была попыткой понять мир природы, которая, по убеждениям древних народов, полностью подчинялась богам, и с их помощью люди пытались, так или иначе, воздействовать на природу с выгодой для себя. В частности, этрусские жрецы пытались узнать волю богов с помощью искусства прорицания, чтобы должным образом соблюсти все необходимые для благополучия людей условия. Прорицанием широко занимались ближневосточные народы, и оно принимало самые разнообразные формы. Некоторые из них знакомы нам по Ветхому Завету, например, толкование снов [Быт. 40; 41: 1 - 45.] или обращение за советом к умершим [1 Цар. 28.] и т.п. Этруски славились своим умением предсказывать будущее, наблюдая за полетом птиц, и более того - по печени жертвенного животного. Это искусство называлось гаруспика - предсказание будущего по внутренностям животных [От лат. hira ("внутренности") и specio ("смотреть")]. Для проведения этого ритуала необходимо было принять правильное положение. Жрец держал печень животного в левой руке, которая опиралась на поднятую левую ногу, и эта картина выгравирована на тыльной стороне зеркала, найденного в городе Вульчи.

Илл. 1. Гадание, или рассматривание печени. Надпись читается: "Калхас". Калхас был прорицатель, который сопровождал греческие армии в Трою. Этот персонаж из греческого мифа использовался, чтобы иллюстрировать этрусский обряд. Зеркало из Вульчи, ок. 400 г. до н.э. Музеи Ватикана. 

Зеркало

   Искусство украшать тыльную сторону зеркал процветало в этрусском городе Пренесте (современная Палестина) в IV в. до н. э. Большое количество зеркал, наряду с другими предметами быта, орнаментами и украшениями, было обнаружено в местах захоронений. Найденные там изделия из драгоценных металлов свидетельствует о тонкой работе и детально разработанном этрусками искусстве обработки металлов, однако гравировка на зеркалах, обычно бронзовых, была сравнительно проста.
   Техника росписи, как и ее сюжеты, очень похожа на греческую вазопись, а этруски ввозили вазы в большом количестве в ходе торговли с Грецией. На зеркалах часто изображались сцены, уместные на предметах женского туалета, такие как Суд Париса, Елена или Венера со служанками. Однако количество зеркал, обнаруженных в захоронениях наряду с другими предметами заставляет предположить, что они в загробной жизни служили той же цели, что и в земной. 

Погребальные обряды

   Другой важной задачей религии было - и по сей день остается - дать ответ на вопрос о смерти. Древние народы, так или иначе, верили в бессмертие, и оно, это бессмертие, приобретало различные формы в их верованиях. Душа существовала как независимая субстанция, и о ней следовало заботиться еще в течение земной жизни. Она временно отделялась от тела во время сна, а когда человек умирал, она была вольна странствовать где угодно. Душа каким-то образом присутствовала в его тени, в его портрете или скульптурном изображении, в отражении в воде или в зеркале, так что необходима была осторожность, чтобы из-за несчастной случайности она не отделилась бы от тела навсегда, потому что тогда наступала смерть. Греки верили, что духи, обитающие в воде, могут утянуть душу в недра воды и, таким образом, вызвать смерть. Отсюда, возможно, и возник миф о Нарциссе, который умер, глядя в свое отражение в пруду. Тесно связанным с этими идеями было широко распространенное опасение, что дух умершего может вернуться на землю, чтобы преследовать живых, и одной из целей погребальных ритуалов было предотвращение это. В могилу клали предметы быта - чашку, нож, одежду, меч и т.д., - которые должны были обеспечить насущные потребные усопшего. Тело покойника клали в ящик, а пепел после кремации - в урну и хоронили в могиле или гробнице, которые закрывали камнем - для верности, чтобы дух не ускользнул оттуда. Вполне возможно, что зеркало, в котором могла обитать душа умершего, клали в могилу из той же предосторожности. 

Погребальная урна

   Сосуд для захоронения праха умершего служил также местом обитания его души. Погребальные урны, датируемые ранним Железным Веком, найдены в некоторых районах Этрурии и в соседних с ней землях. Это остатки очень ранней культуры, возможно, даже первой формации того, что, в конце концов, стало этрусской цивилизацией. Она называется Виллановой, по названию пригорода Болоньи, где были сделаны важные открытия. Вполне вероятно, что населявшие ее люди пришли туда из Центральной Европы. Как правило, они кремировали умерших, помещая прах в большой сосуд, который они затем опускали в глубокую могилу. Погребальные дары обычно помещались в другую урну, и могила запечатывалась одной или несколькими каменными плитами. Урны были различных видов. Некоторые из них напоминали жилище в буквальном смысле слова - это были миниатюрные копии дома. Этот тип, известный как домашние урны, был найден в раскопках в больших количествах, особенно в районе Рима, и он помогает нам визуально представить себе, как выглядели ранние поселения на семи холмах. 

Илл.2. Вилланова урна с прахом умершего. IX - VIII вв. до н. э. Оксфорд. Музей Ашмолен.  <-

Илл.2а. Вилланова урна. Болонья. Археологический музей. ->

   Некоторым урнам придавали сходство с человеком. В самых ранних их вариантах крышка урны имела форма шлема. К VII веку они стали изготовляться либо с маской, прикрепленной на одной из ее сторон, либо - позже - с крышкой в виде человеческой головы; ее ручки порой напоминают руки человека. Иногда такие урны находят в гробницах стоящими на троне. Этот тип, известный как канопа, производился в центральной Тоскане в районе Клузий (Кьюзи). Здесь, конечно, не преследовалась цель достичь портретного сходства с конкретным человеком, однако, они дают явственное ощущение присутствия в них духа. Позже римляне хранили в своих семьях маски предков, в которых, как они считали, обитал дух последних; они несли эти маски во время похоронных процессий, и, возможно, этот обычай восходит к погребальным обычаям этрусков. 

Илл.3 Сосуд- канопа, водруженный на трон. Из Дольчиано, неподалеку от Кьюзи, VI в. до н. э. Кьюзи. Музей. 

Гробница

   Этрусская гробница представляла собой подземную камеру, гипогеум.[От греч. "под землей"] Она была либо каменной с куполообразной крышей под земляной насыпью (курган), либо была высечена в скале. Первый тип - курган - появился ближе к концу VIII в., когда, собственно, и начинаются письменные свидетельства этрусков. Он отмечен существенным сходством с могилами более раннего периода, найденными в Малой Азии и в бассейне Эгейского моря, которые относятся ко II тысячелетию до н. э. Могилы запечатывались таким образом, чтобы туда не было доступа воздуха, и это означало, что их содержимое - если, конечно, позднее они не подвергались разграблению, - было законсервировано и пребывало в отличном состоянии (правда, при вскрытии могил оно довольно быстро ухудшается).    
   Этруски не только хоронили вместе с усопшим необходимые ему бытовые предметы, но и расписывали стены гробницы живыми сценами, изображавшими празднества, игры и танцы. Они это делали не только ради украшения и не для того, чтобы напомнить о наслаждениях, которым покойный предавался при жизни. Идея памяти о мертвых, лежавшая в основе римского погребального искусства в более поздний период, к этому не имела никакого отношения. Как только роспись гробницы была завершена, ее, как и у египтян, навсегда закрывали от человеческих глаз. Причина этого восходит к еще более отдаленным временам с их традицией ритуального жертвоприношения рабов, домашних животных и даже любимой жены знатного покойника. Их хоронили вместе с ним, чтобы они могли служить умершему в загробной жизни. Более того, жертвенная кровь, с помощью ритуала каким-то образом попадавшая непосредственно к покойнику, питала и поддерживала его душу, оберегая ее от умирания. Так, во время погребения своего друга Патрокла Ахилл умертвил овец, коров, лошадей, собак и двенадцать троянских воинов, сыновей благородных отцов.[Гомер, Илиада, 23: 200-225.] Со временем рисунки в гробницах стали некоей магической заменой реальных жертвоприношений, хотя есть указания на то, что этруски вернулись к такому жертвоприношению в период, когда их цивилизация пришла в упадок.[Подробнее см. Frederrik Poulsen, Etruscan Tomb Paintings, their Subjects and Significance. Oxford, 1922.]

Священная пища

   Священная пища - это постоянная тема в религии, мифологии и искусстве. Пиршество, изображавшееся на стенах этрусских гробниц, в действительности было частью погребального ритуала, когда после жертвоприношения животного, участники похорон съедали остатки, т.е. то, что не было предназначено богам. В гробнице Леопардов в Тарквинии, относящейся к самому концу VI в. до н. э., мы видим пары полулежащих мужчин и женщин. 

Илл. 4 Сцена пиршества, ок. 500 г. до н. э. Гробница Леопардов. Тарквиния.

   Слуги приносят кувшины с вином, а один из них несет фильтр для вина, несомненно, важный предмет домашней утвари в то время. Пирующие держат в руках чаши с вином либо венки. Над ложами, где возлежат пирующие, и под ними изображены лавровые ветви, которые использовались в очистительных обрядах после чьей-либо смерти. Животные, изображенные на фронтоне, - это леопарды, откуда и пошло название гробницы. Со времен древнего Египта до Средневековья их регулярно дрессировали для охоты, и на этом изображении они представляют часть собственности умершего. Эта сцена означает также ожидание пира небесного в загробной жизни. Такое убеждение бытовало во всем древнем мире. Последователи бога вина, греческого Диониса (у этрусков он носил имя Фулфунс, а у римлян - Либер или Бахус), соблюдали свои обычаи винопития на земле, чтобы обеспечить себе бессмертие, которое, по их убеждению, будет заключаться в блаженном состоянии постоянного опьянения в компании богов. Состояние экстаза, вызванное вином, называлось у греков "энтузиазм" и означало одержимость богом. Этрусская настенная живопись в гробницах чаще всего свидетельствуют о том, что погребальное пиршество было поводом как следует выпить во имя служения Фулфунсу.

Игры и танцы

   Игры и танцы также отражены в росписях этрусских гробниц, и когда-то они тесно ассоциировались с религией. Латинский поэт Вергилий дает описание погребальных игр, устроенных троянским героем Энеем в честь умершего отца.[Вергилий, Энеида, 5.] В Риме со времен республики жрецы Марса, называемые Салии - прыгуны, - исполняли церемониальные танцы в процессии по городу, причем, существуют свидетельства того, что у этих танцев этрусское происхождение. Разумеется, этрусские танцовщики, помимо той функции, которую они выполняли в собственных погребальных обрядах, пользовались к тому же большим спросом во время празднеств в Риме. Их живые движения под аккомпанемент свирели напоминают неистовые танцы Менад, почитательниц культа Диониса, и возможно, что этруски поклонялись своей версии того же культа 

Илл. 5. (Вверху) Погребальный танец, V в. до н. э. Тарквиния. Гробница Триклиния. (Внизу) Танцующие менады. Греко-римская копия рельефа Скопаса. (IV в. до н. э.). Уффици. 
<- Илл.5а Погребальный танец, V в. до н.э. Тарквиния. Гробница Триклиния.

Подземный мир

   С начала IV в. до н.э. погребальное искусство этрусков начинает приобретать более зловещие черты. Это было время, когда власть этрусков начала приходить в упадок из-за постоянных нападений со стороны галлов, самнитов и римлян. В тяжелые времена, т.е. покинутое богами, общество обычно возвращается к прежним предрассудкам и более примитивным обрядам, и это, по всей видимости, отражено в этрусском искусстве. Теперь уже загробная жизнь рисуется не как вечное пиршество, а как подземное царство. В каком-то смысле оно аналогично царству Аида в греческой религии. Как свидетельствуют надписи, им правили Эйта и Ферсипнея (Аид и Персефона у греков), а обитали там демоны и чудовища. Вместо шлема Эйта носил волчью маску, а у Ферсипнеи вместо волос были змеи, как у Горгоны. Там был также демон смерти по имени Харун (у греков Харон), проводник душ, в руках у него был молот, которым он разделывался с живыми. В этот период его изображение, так же как и изображение Ахилла, умерщвляющего двенадцать троянцев, и другие эпизоды того же рода из греческих легенд, появляется на гробницах, на саркофагах и погребальных урнах. Это указывает на возрождение обряда человеческих жертвоприношений на могиле умершего. Другие рисунки свидетельствуют об особом виде погребальных игр, когда побежденного в результате поединка между двумя соперниками приносили в жертву. Возможно, отсюда пошли бои римских гладиаторов, но как бы то ни было служитель, уносивший с арены трупы потерпевших поражение гладиаторов, носил устрашающую маску и держал в руке молот, подобно Харуну. 

Изображения умерших 

   Тип вместилища для человеческих останков зависел от того, хоронилось ли или кремировалось тело умершего, и, соответственно, это был либо саркофаг, либо погребальная урна. (Одно из значений слова "урна" это прямоугольный ларец, порой напоминавший саркофаг.) Способ погребения - предание земле или кремация - часто зависел от религиозных верований: отправляется ли в иной мир тело или только дух умершего. Египтяне, как и некоторые другие народы, бальзамировали тело, потому что от его сохранности зависело будущее души. Среди римлян, которых не слишком заботила загробная жизнь, вплоть до 2-го в. н.э. была распространена кремация. Ранние христиане хоронили своих покойников в ожидании скорого воскресения из мертвых. Этруски же, а до них Вилланова цивилизация, использовали оба способа, и нередко в раскопках рядом находят урны и саркофаги. Тем не менее, кремация была распространена гораздо шире, хотя трудно ее увязать с обычаем захоронения в той же могиле личных вещей умершего. По всей видимости, там имело место смешение верований, смысл которого пока еще не вполне ясен.
   Формы ранних погребальных урн указывают на веру в некое загробное существование; украшения саркофагов и погребальных ларцов свидетельствуют о том же. Они делались из терракоты или камня, и были украшены рельефами с одной или нескольких сторон. На крышке саркофага изображение умершего, иногда вместе с его женой, было сделано в виде рельефа или круглой скульптуры, в лежачем или полулежачем положении. Этот тип саркофага известен как gisant [От фр. gesir - покоиться; отсюда ci-git - здесь погребен.]

Илл.6. Крышка терракотового саркофага из Цере (ныне деревня Черветери). Так называемая "архаическая улыбка" была характерной особенностью греческой скульптуры VI в. до н. э. и демонстрирует, как на этрусское искусство влияла Греция. 550 - 525 гг. до н. э. Рим. Вилла Джулия. 

   Иногда, опираясь на один локоть, рельефное изображение держит в руке чашу, напоминая одного из участников пиршества на рисунке в гробнице. Похоже, бытовала вера в то, что дух погребенного живет в его изображении, так же как он обитал и в лицевых типах канопических урн. Почти наверняка прототипом саркофагов gisant были египетские футляры для мумий, один конец которых имел форму человеческой головы. В конце концов, этрусские саркофаги приобрели более скульптурные формы, с которыми жителей Этрурии могли познакомить греческие мастерские в Сицилии. Со временем римляне заимствовали у этрусков тип gisant, и он стал одной из стандартных форм гроба в эпоху Римской Империи. 
   Рельефная скульптура на боковых панелях этрусских саркофагов и ларцов для пепла IV - III вв. до н. э. изображает такие же сцены кровопролития и жестокой смерти, как и на других предметах погребального искусства того периода. Однако на них появляется и новый образ. Он будет часто возникать в истории искусства в самых разных контекстах и с различными значениями. Это фигура человека, которого несут на носилках, или же он сам управляет запряженной лошадью колесницей или повозкой, представляя собой часть похоронной процессии. Это был одновременно и похоронный кортеж, и символическое изображение путешествия души в иной мир. Похоронную процессию из пеших и всадников возглавляют музыканты, играющие на свирелях, трубах и иногда на также и на лирах. На головах у них лавровые венки, а кое-кто несет орудия для жертвоприношения: топор и чашу, патеру (patera), для жертвенного возлияния. Остальные участники процессии несут пальмовые ветви или связанный пучок прутьев с воткнутым в него топориком, фасцию (fasces). Последние были обычной принадлежностью служителей, которые носили их перед высокими должностными лицами, и здесь служили указанием на статус умершего. Все описанное имело место и в процессиях, проходивших в республиканском и имперском Риме, причем не только на похоронах, но и перед играми в цирке [Называвшимися pompa circensis. Pompa - торжественная процессия.], и особенно во время победных шествий триумфаторов. Таким образом, римляне, помимо многого другого, заимствовали из религиозных ритуалов этрусков формы для некоторых из своих гражданских церемоний. 

Этрусские боги

   Кто же были боги этрусков? У них был Фулфунс, бог вина, и Эйта и Ферсипнея, правители Подземного царства, и они были заимствованы у греков, так же, как и Аплу (Аполлон), весьма почитаемый этрусками, у которых были контакты с греками, и Геркл (Геракл). Некоторые этрусские боги, вроде Мариса (Марса), были италийскими божествами. Происхождение других богов, как, например, Сатра (Сатурна), точно не известно. Трудно в точности определить греческое влияние на этрусскую религию. Собственными, оригинальными богами Этрурии были, по всей видимости, многочисленные аморфные духи. Каким-то из них поклонялись только в определенных районах, а некоторым - по всей Этрурии. Одним из наиболее могущественных богов был бог Неба, Тин, или Тиния. Он оповещал о своей воле ударами молнии. Вследствие контактов этрусков с греческой религией их боги приобрели черты жителей Олимпа, и это процесс иногда называется синкретизмом. Произошел сплав этрусских и греческих богов с аналогичными функциями, и бесформенные этрусские духи начали обретать человеческое обличье. Вместе с этим появилась тенденция группировать их - по двенадцать (как греческих обитателей Олимпа) - чаще - и по девять.
   Факт существования у этрусков группы из трех главных богов был сделан на основании троицы богов, которым поклонялись в раннеримской религии. Группирование тройками было распространенным в древних культах. В Риме это были Юпитер, Юнона и Минерва, чей храм стоял на Капитолийском холме. Он состоял из трех помещений, целл (cellae), каждая из которых была в честь одного из этих богов. Типичный этрусский храм также имел три целлы, и в каждой стояла священная статуя. Эти храмы не сохранились до наших дней (от них остались только фундаменты), поскольку были не прочными каменными, а деревянными или кирпичными сооружениями. Их внешняя сторона была украшена терракотовыми рельефами, статуями и головными портретами, которые во множестве были обнаружены при раскопках. Однако же можно представить себе, как выглядел этрусский храм, благодаря погребальным урнам, его миниатюрным копиям.
   Таким образом, римляне, у которых изначально не было собственных религиозных изображений, заимствовав этот обычай у этрусков, установили в местах религиозных культов статуи богов. Этрусский город Вейи с VI в. до н. э. был крупным художественным центром, славившимся производством терракоты. 

Илл.7. Знаменитая статуя (из терракоты) Аплу (Аполлона) из Вей. Его лира стоит у его ног. Эта статуя (вероятно, произведение Вулки) была частью группы, установленной на крыше храма. Начало V в. до н. э. Рим. Вилла Джулия.

   Вулка из Вейи, единственный этрусский художник, чье имя дошло до нас, какое-то время работал в Риме, где он делал культовые статуи и занимался наружной отделкой храма Юпитера на Капитолийском холме. Его школе приписывают знаменитую бронзовую фигурку волчицы, ставшую эмблемой Рима 

Илл.8. Капитолийская волчица. Фигуры младенцев Ромула и Рема были добавлены в XV столетии. Бронза. Начало V в. до н. э. Рим. Капитолийский музей.

   В 396-м г. до н.э. после долгой осады римляне разрушили город Вейи. "Когда все земные богатства были из Вей унесены, - пишет Ливий, - римляне приступили к вывозу даров божественных и самих богов, но проявили здесь не святотатство, а благоговение. Из всего войска были отобраны юноши, которым предстояло перенести в Рим царицу Юнону. Дочиста омывшись и облачившись в светлые одежды, они почтительно вступили в храм и сначала лишь набожно простирали к статуе руки - ведь раньше даже на это, согласно этрусскому обычаю, никто не посягал, кроме жрецов из определенного семейства. Но затем кто-то из римлян, то ли по божественному наитию, то ли из юношеского озорства, произнес: "Хочешь ли, о Юнона, идти в Рим?" Тут все остальные стали кричать, что богиня кивнула". [Ливий, История Рима, 5: 22.] Кивок согласия был выражением воли бога. Один из самых знаменитых жестов согласия исходил от Зевса, отца греческих богов. Он сказал [Гере]: 

"...Зри, да уверена будешь, - тебе я главой помаваю.
Се от лица моего для бессмертных богов величайший 
Слова залог: невозвратно то слово, вовек непреложно,
И не свершиться не может, когда я главой помаваю".

Рек, и во знаменье черными Зевс помавает бровями: 
Быстро власы благовонные вверх поднялись у Кронида
Окрест бессмертной главы, и потрясся Олимп многохолмный..." 
(Гомер. Илиада, 1: 524 - 530, пер. Н. Гнедича) 

   В Средневековье и в более поздние эпохи популярные легенды, нередко запечатленные в живописи, повествовали о том, как фигура Христа кивала с распятья святому, стоявшему перед ней на коленях. Это произошло с флорентинцем Джованни (Иоанн) Гуальберто (р. 1073 г.), основателем монастыря в Валломброза (Тоскана). Множество подобных историй рассказывают об изображении Богоматери. На латыни "кивать в знак согласия" звучит как numen, а для римлян это слово имело глубокий смысл. Этим словом называлась та самая таинственная сила, которая была заключена не только в изображении богов, но и в самой природе. Для римлян перемена погоды и созревание урожая были примерами numen. Она присутствовала в рощах и водах, населенных духами, а также в священных предметах. С древнейших времен совершались обряды для воздействия на эту силу, чтобы привлечь ее на свою сторону, и одной из весомых причин, которая заставила римлян унести богов из храма поверженного врага, заключалась как раз в стремлении завладеть его numen и обратить себе на пользу. 

Выводы

   До эпохи расцвета Рима наиболее влиятельным народом на Апеннинском полуострове были этруски. Ими правила каста жрецов, а религия была важнейшим элементом их жизни. У этрусских богов было много сходства с греческими богами. В этрусских храмах, как и в греческих, стояли статуи богов, а сцены из греческой мифологии были распространены в этрусском искусстве. Чтобы узнать волю богов. Этруски занимались прорицанием, в особенности предсказанием будущего по печени животных, или гаруспиком. Как и другие древние народы, они верили в то, что дух человека живет и после его смерти, и тщательно заботились о его будущем. Они строили целые подземные города из гробниц, или некрополей, внутренняя часть которых расписывалась сценами пиршеств, танцев, атлетических состязаний и охоты. Функция этой росписи была не декоративная, а магическая. Рельефные скульптуры на саркофагах и погребальные урны также изображали сцены из греческой мифологии, и, по всей видимости, выполняли ту же функцию. Когда этрусская цивилизация пришла в упадок, сюжеты погребального искусства приняли более зловещий оттенок, а сцены насильственной смерти стали встречаться чаще. 

   Римская культура многое позаимствовала из культуры этрусков: изображения богов в человеческом обличье; идею троицы богов и, следовательно, храмы с тремя целлами: практику предсказания будущего, или авгурию, а также многие черты публичных представлений и церемоний. Римский алфавит происходит из этрусской версии греческого алфавита. 

Перевод с английского Александра Майкапара

 


Содержание: © А. Майкапар

WebDesign: © PG 2001-2005