ДИНАСТИЯ | АФИША | КНИГИ | СТАТЬИ | МУЗЫКА | Радио BBC | ФОТО И ПРЕССА | СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ | INFO | E-MAIL

Христианские святые в живописи
Александр Майкапар

Статья девятая, ч.1
Святой Иероним

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

  Св. Иероним (полное имя Евсевий Иероним Софроний) родился в Стридоне (на границе Далмация и Паннонии). Поскольку умер он в 420 году, как считается, на 81-м году жизни, полагают, что он родился около 341-го года (документально это не подтверждено). Отец Иеронима, Евсевий, был довольно богат и дал сыну хорошее образование, которое тот завершил в Риме у грамматика Доната (Донатуса). Его литературное наследие ярко свидетельствует о том, насколько хорошо он изучал риторику. Рим с его легкомысленными нравами того времени подверг испытанию Иеронима, однако твердые нравственные принципы, усвоенные им в семье, помогли ему устоять перед многими соблазнами. В то время он стал посещать церкви и в особенности катакомбы в Риме и уже в 360 году проникся идеей аскетизма; он примкнул к общине аскетов, нашел родственные души в лице св. Павлы и ее дочерей, впоследствии тоже канонизированных, св. Блезиллы и в особенности св. Евстохии. До конца своих дней они хранили преданность ему. Порой их можно видеть изображенными вместе с Иеронимом, как, например, на картине Франсиско де Сурбарана. 

Франсиско де Сурбаран. Св. Иероним со св. Павлой и св. Евстохией. Ок. 1630 – 1640. Вашингтон. Национальная галерея искусств. Собрание Самюэля Кресса. 

  Ок. 366 года Иероним принял крещение. Вместе с друзьями-единомышленниками он отправился в путешествие с научными целями и в Аквилее организовал общину. К этому времени относятся первые литературные труды Иеронима. В 373 году он отправился на Восток, желая поклониться Гробу Господню. В Антиохии св. Иероним лишился двух своих друзей (они заболели и умерли) и он сам тяжело заболел. Он удалился в Халкидскую пустыню, где отшельником провел пять лет (374 - 379), предаваясь подвигам аскетизма. Здесь он погрузился в изучение еврейского языка, чтобы читать Священное Писание на его оригинальном языке. В 380 св. Иероним приехал в Константинополь; здесь он испытал сильное влияние крупнейших богословов - Григория Богослова и Григория Нисского. В следующем году Иероним уже в Риме, где папа св. Дамас сделал его своим ближайшим советником. По смерти папы Дамаса (384) св. Иероним, будучи уже знаменитым, возвратился на Восток, где в Александрии слушал Дидима. Вместе с Иеронимом из Рима отправились св. Павла с Блезиллой и Евстохией. 

Франческо Боттичини. 

Кающийся св. Иероним со святыми и донаторами. 1490. Лондон. Национальная галерея. 

  Св. Иероним изображен здесь в центре кающимся в пустыне перед распятием, с камнем в руке. Около него лев. На переднем плане четки и скорпион. На левой стороне алтаря изображены св. Евсевий Кремонский, которому приписывалось одно из писем, давших материал для живописных сюжетов (в действительности его автор Псевдо-Евсевий), папа Дамас (которому это письмо адресовано); справа св. Павла (с книгой) и св. Евстохия (с цветком лилии). Маленькие фигурки, коленопреклоненные на переднем плане, вероятно, Джироламо ди Пьетро ди Кардинале Ручеллаи, который, как предполагается, умер в 1497 году и был погребен в церкви, которую по заказу Медичи в Венеции построил знаменитый архитектор Микелоццо, и откуда происходит этот алтарь. Если это утверждение верно, то маленькая фигурка справа - его сын. Пределла этого алтаря по краям содержит изображения герба Ручеллаи, а в середине три сцены из жизни св. Иеронима: извлечение занозы из лапы льва; сон св. Иеронима (см. ниже); смерть св. Иеронима. Есть здесь также и один посмертный эпизод - явление души св. Иеронима св. Августина (см. наш очерк СВЯТОЙ АВГУСТИН). 
  В 386 году св. Иероним поселился в Вифлееме. Он основал здесь монастырь, в котором и провел последние тридцать три года своей жизни. По поручению папы Дамаса св. Иероним перевел Библию на латинский язык. Этот перевод вошел в историю под названием Вульгаты и был признан Тридентским собором (1545) каноническим. Св. Иероним считается покровителем людей умственного труда, студентов, в частности, студентов-теологов.

  ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИСТОЧНИКИ ДЛЯ ИКОНОГРАФИИ СВ. ИЕРОНИМА

Иероним. Письмо к Евстохии о девстве. (В каталоге трудов св. Иероним № 4). 
Иаков Ворагинский. «Золотая легенда», CXLVI. 
«Письма» Псевдо-Августина, Псевдо-Евсевия, Псевдо-Кирилла. 
(Это те же литературные источники, которые фигурировали в очерке о св. Августине).

 ИЗОБРАЖЕНИЯ СВ. ИЕРОНИМА
 Типы
  Первое изображение св. Иеронима датируется VII веком. Это так называемый Диптих Боэция (Брешия. Музей). Однако культ святого начался значительно позже, с XIII века. 
Огромное число изображений св. Иеронима можно разделить на пять основных типов.
  1. Св. Иероним в пустыне. 
а) Медитирующий. 
б) Кающийся грешник.
  2. Видение св. Иеронима.
а) Сон св. Иеронима, в котором он предстает на святом суде и осуждается за свою большую приверженность взглядам Цицерона, нежели Христу. (см. ниже сюжет Иероним, бичуемый ангелами)
б) Св. Иероним, искушаемый видением женщин (см. ниже). 
  3. Св. Иероним - ученый (переводчик Библии).
  4. Св. Иероним как Доктор Церкви (в образе кардинала). 
  5. Последнее причащение св. Иеронима. 

  Обращаем внимание на то, что выше приведены именно типы изображения св. Иеронима. В дальнейшем нашем повествовании мы будем придерживаться логики событий, которая требует, чтобы эпизоды видений, то есть «грехи» св. Иеронима, предшествовали сценам его раскаяния или покаяния. 

  Св. Иероним обычно изображается:
Старым или пожилым бородатым мужчиной;
Безбородым (изредка);
В образе монаха-отшельника; 
В облачении священника;
Благословляющим; 
Точащим ножом перо;
Держащим или читающим книгу;
Сидящим и пишущим за рабочим столом;
Держащим свиток;
На троне;
Как грешник, коленопреклоненный перед распятием, держащий в руке камень, которым он бьет себя в грудь; рядом лежит череп;
Со львом у своих ног;
В качестве кардинала, с капой (лат. cappa - плувиал, кардинальская шапка), лежащей рядом с ним;
Держащим макет церкви;
С лучами света, исходящими от книги (его перевод Библии) и озаряющими макет церкви.

  АТРИБУТЫ СВ. ИЕРОНИМА

  Здесь уместно привести слова А. Диесперова, опубликовавшего в 1916 году на русском языке избранные письма Иеронима: «Мы видим целый венок легенд около этого прославленного имени. Они перенеслись и в живопись: там, как неизбежная декорация, как необходимые атрибуты при изображении халкидского отшельника, утвердились все эти львы, покоящиеся у его ног, фазаны, прилетающие к нему, череп и рядом с ним иногда роза как символ телесной красоты, кардинальская шляпа и камень, служившие ему для биения в грудь на молитве, и конечно – тоже почти всегда неизбежная – раскрытая перед святым большая книга».
  Лев.
  Предание гласит (о нем повествуется в «Золотой легенде»), что однажды, когда св. Иероним сидел у врат своего монастыря в Вифлееме, туда пришел лев. Он хромал, как будто от боли. Вся братия, когда увидела льва, в ужасе разбежалась. Св. Иероним, однако, поднялся и направился ко льву, как если бы это был его гость. Лев поднял больную лапу, и св. Иероним, осмотрев ее, увидел, что в ней заноза. Лев послушно дал св. Иерониму извлечь ее. С тех пор лев стал охранять осла, который служил монахам. Но однажды, когда лев спал, проходившие мимо рабочие похитили осла. 
  Скорпионы.
  Источником для этого атрибута являются слова Иеронима о самом себе, написанные в указанном выше письме к Евстохии о девстве: «…я, член общества диких зверей и скорпионов…». 
  Кардинальская шляпа (капа, плувиал).
  В 382 году св. Иероним обосновался в Риме, где провел три года (до 385 года. Здесь его приблизил к себе папа Дамас. В церковных кругах Иероним считался главным приемником папы. Но к времени смерти папы Иероним нажил себе столько врагов, что в конце концов ему пришлось покинуть Рим. Он отправился в Святую Землю и больше в Рим не вернулся. Однако этого истового (хотя и непродолжительного) служения при папе оказалось достаточно, чтобы впоследствии о нем стали говорить как о кардинале. В житии св. Иеронима, составленном в XII веке, он именуется кардиналом, служившим в церкви Санта Анастасия в Риме. Между тем кардинальского сана во времена Иеронима не существовало. Облачение, ставшее традиционным для кардиналов, было введено папой Иннокентием IV в 1245 году; одной из характерных особенностей его является красная шляпа с широкими полями. Св. Иероним стал изображаться в такой кардинальской шляпе, или она лежит на земле или на полке, если это рабочий кабинет св. Иеронима. С такой шляпой он изображен на фреске в Капелле св. Мартина в церкви Сан Франческо в Ассизи. С этого времени кардинальская шляпа становится постоянным атрибутом св. Иеронима. Она фигурирует даже в сценах, изображающих святого как кающегося грешника в пустыне. 
  Книга и свитки. 
  Когда св. Иероним изображается в качестве кардинала, то, помимо кардинальской шляпы, он держит в руке книгу (встречающиеся в ней тексты см. ниже в разделе Надписи…). Книга - традиционный атрибут тех, кто проповедовал слово Божие (Евангелие): евангелистов, апостолов, отцов Церкви. Порой, вместо книги (или вместе с нею) могут изображаться свитки, как, например, у Риберы; в таком случае свиток символизирует Ветхий Завет, а книга – Новый. 
  Макет церкви
 
Макет церкви, который св. Иероним держит в руке (помимо книги в другой руке), является особым атрибутом св. Иеронима, часто изображавшимся в венецианской живописи. Основанием для него явились литературные источники - письма, Псевдо-Евсевия, Псевдо-Кирилла и Псевдо-Августина. 
  Четки. 
  Символ набожности св. Иеронима. 
  Камень.
  Символ епитимьи, наложенной Иеронимом самим на себя, и таким образом, знак того, как епитимья осуществлялась. 
  Череп.
  В качестве символа победы духа над плотью череп всегда присутствует в картинах, изображающих св. Иеронима, особенно кающегося в пустыне. Другое основание присутствия черепа - включение в картину мотива Memento mori (лат. – Помни о смерти). 

  Карло Кривелли. Св. Иероним. Асколи. Кафедральный собор. Алтарь. Деталь. 1473.


  Дюрер написал своего св. Иеронима в Антверпене в марте 1521 года и преподнес картину своему другу Родриго Фернандесу д’Алмада. В своем дневнике художник записал: «Я старательно написал маслом Иеронима и отдал картину Родриго Португальском». Картина была показана в частной часовне торговца в Антверпене, а затем была переправлена в Португалию. Это была единственная религиозная картина, которую Дюрер написал в Нидерландах. 
Фигура святого основана на рисунке старого бородатого человека. На нем имеется ремарка Дюрера: «Этому мужчине было 93 года, и при этом он был здоров и силен; жил он в Антверпене». Череп на этой картине, отдельный рисунок которого хранится в Вене (собрание графики Альбертина), это, вероятно, тот самый «небольшой череп», который он купил за два пенни несколькими месяцами ранее в Кельне, о чем сохранилось собственноручная запись художника. Можно предположить, что художник был особенно доволен тем, что нашел модель столь преклонного возраста, поскольку по одной из гипотез св. Иероним прожил более 90 лет. 

  Альбрехт Дюрер. Св. Иероним. 1521. Лиссабон. Национальный музей старинного искусства.

  На этой картине св. Иероним с морщинистым лицом глубокого старца одной рукой подпирает голову, другую руку он положил на череп, специально указывая нам на него и давая понять, что этот символ быстротечности жизни и есть предмет его размышлений. Череп преднамеренно символически помещен между открытой Библией, лежащей на пюпитре, и чернильницей. Это указывает на роль святого как переводчика Библии. Старый Иероним смотрит на нас с картины Дюрера с выражением подавленности и скорби. Совершенно очевидно, что Дюрер создал эту картину под влиянием фламандского искусства и в первую очередь Квентина Массейса. 
  Распятие.
  Св. Иероним рассказывает в письме к Евстохии: «…лишенный всякой помощи, я бросался к стопам Христа, омывая их слезами, отирая волосами моими…». Иероним рисует свой образ кающегося грешника, используя аллюзию на грешницу из Евангелия от Луки (Лк.7: 38; попутно заметим, что в Евангелии от Иоанна (12: 3) при внешней схожести действий грешницы их смысл иной – приготовление Иисуса к смерти, то есть пророчество о Его смерти). Эта аллюзия особенно уместна, поскольку и в Евангелии и у св. Иеронима речь идет о плотском грехе. 

  Надписи, встречающиеся в изображениях св. Иеронима 
In principo creavit Deus caelum et terram… («В начале сотворил Бог небо и землю…» - (Быт. 1: 1) 
Veritatem meditabitur guttur meum («Истину произнесет язык мой» - Притч. 8:7)
Ciceronianus es («Ты цицеронианец [а не христианин]», то есть язычник).

  МОЛИТВЕННЫЕ ОБРАЗЫ

  Из четырех латинских Отцов Церкви св. Иероним изображался намного чаще других. Причины этого не просто в чрезвычайно интересном и поразительном характере этого человека, в яркости ситуаций, в которых он оказывался, но также в его огромном значении как автора признанного Католической церковью каноническим перевода Библии на латинский язык. Едва ли найдется такое собрание картин старых мастеров, в котором не оказалось бы какого-нибудь «Св. Иеронима» - либо кающегося в пустыне, либо пишущего свой перевод Библии, либо размышляющего о таинстве Воплощения. Эти образы отражают истинное положение дел: св. Иероним в пустыне посвятил себя «умному деланию», то есть интенсивной интеллектуальной работе, и христианской аскезе. 

  Св. Иероним в пустыне: медитирующий

  В Халкидскую пустыню Иероним удалился, когда ему было около 33 лет. Его целью было «умертвить страсть плоти». Уже в старости в письме к Рустику-монаху Иероним признавался: «В лета моей юности (курсив наш. – А. М.) даже среди пустынного уединения я не мог превозмочь греховных возбуждений и страстности природы; хотя последнюю я преодолевал частыми постами, но ум разжигался помыслами. Для укрощения его я отдал себя в обучение некоему брату, обратившемуся в христианство из евреев, чтобы после остроумия Квинтилиана, плавности Цицерона, важности Фронтона и легкости Плиния поучиться азбуке и потрудиться над трещащими и захватывающими дух словами еврейскими. Сколько я положил там труда, сколько перенес затруднений, сколько раз отчаивался, сколько раз бросал и снова начинал учиться – знаю об этом я, страдавший, знают и жившие со мною. Я благодарю Господа: от горького семени учения я собираю сладки плоды». 
 

Джованни Беллини. Св. Иероним, читающий на фоне пейзажа. Вашингтон. Национальная галерея искусства. 

  Джованни Беллини несколько раз (по крайней мере, пять) писал образ св. Иеронима. Беллини, как и большинство художников, привлекала идея создания наиболее впечатляющего образа святого. Ради достижения этого художники шли на преднамеренный анахронизм: в пустыне, как мы убедились, Иероним был молодым; здесь же он изображен старцем. Правда, рядом с ним по традиции лев. Это в свою очередь должно указывать на Иеронима как на старца, поскольку история со львом произошла, как гласит легенда, когда св. Иероним был монахом, то есть в старости. 
  На данной картине святой изображен в виде полуобнаженного старца, читающего книгу в пустынной местности у края водного источника; рядом с ним лев. Из других представителей животного мира - ящерица, заяц и кролик, на ветвях ворон, на выступе скалы - белка (ср. с св. Иеронимом Беллини в галереи Уффици). Хотя некоторые искусствоведы видят в пейзаже и, по-видимому, в населяющих его животных лишь «превосходное собрание реалистических штудий», скорее всего, это определенные религиозные символы:
  Ворон - символ уединения и отшельнической жизни (хотя он и не был традиционным атрибутом св. Иеронима, как это было в случаях с св. Антонием, св. Бенедиктом, Св. Павлом Отшельником, св. Освальдом и другими).
  Заяц и кролик - символы похоти – того греховного искушения, которое св. Иероним подавлял в себе побитием себя камнем и аскезой. В данном случае эти животные символизируют победу св. Иеронима над вожделением.
  Ящерица – один из символов зла и искушения дьявола. 
  Белка - у христиан означает алчность и жадность.

  Сон св. Иеронима (Св. Иероним, бичуемый ангелами)

  Св. Иерониму приснился сон, что он проклят Богом за его любовь к античным авторам, в частности, за его большее пристрастие к Цицерону, нежели к Библии. Ему приснилось также, что ангелы в наказание за это бичуют его. Картины на этот сюжет, пользовавшийся особой популярностью у французских и испанских художников XVII века, могли включать латинскую надпись: «Ciceronianus es» («Ты цицеронианец [а не христианин]», то есть язычник).
  Об этом имеется собственноручное пространное повествование св. Иеронима в одном из его посланий - к Евстохии (Письмо 22 «О хранении девства»):
  «Много лет назад, когда я хотел ради Царства Небесного удалиться от дома, родителей, сестры, знакомых, и, что еще труднее этого, от привычки к роскошной жизни, и отправился в Иерусалим, - я не мог вовсе оставить библиотеку, с такими заботами и трудами составленную мною в Риме. И таким образом я, окаянный, постился и намеревался читать Туллия. После четырех бессонных ночей, после слез, из самой глубины души исторгнутых у меня воспоминаниями о прежних прегрешениях, я все-таки держал в руках Плавта. Чуть иногда я приходил в себя и начинал читать пророков, - меня ужасала необработанность речи; слепыми глазами не видя света, я думал, что виною этому не глаза, а солнце. Когда таким образом играл мною древний змий, - почти посередине четыредесятницы, - напала, разлившись по внутренностям, на мое тощее тело лихорадка. И не давая отдыха (что сказать даже неимоверно), так пожирала несчастные члены, что у меня едва оставались кости. Недалеко было до похорон; жизненная сила души, при совершенно уже остывшем теле, билась в одной только едва тлевшей груди, - как вдруг, восхищенный в духе, я был представлен к престолу Судии, где было столько света, столько блеска от светлости окружавшей, что, упав на землю, я не осмеливался взглянуть вверх. На вопрос о том, кто я, я назвал себя христианином. Но Восседавший сказал: «Лжешь! Ты цицеронианец, а не христианин, ибо где сокровище твое, там и сердце твое (Мф 6: 21)» Я замолк, и под бичами (ибо Он повелел бить меня), еще более мучимый огнем совести, я мысленно повторял стих: «Во гробе кто будет славить Тебя?» (Пс 6: 6). Потом начал вопиять и, рыдая, говорить: помилуй мя, Господи, помилуй мя. Эти звуки раздавались среди ударов бичей. Между тем, предстоявшие, припав к коленам Восседавшего, умоляли, чтобы он простил грехи юности и взамен заблуждениям дал место раскаянию, - с тем, чтобы наказать меня впоследствии, если я когда-нибудь стану читать сочинения языческой литературы. Поставленный только под это условие, я, который готов был обещать гораздо более, начал клясться и, призывая имя Божие, говорить: Господи, если когда-нибудь я буду иметь светские книги, если я буду читать их, - значит через это самое я отрекся от Тебя. Отпущенный после этих клятвенных слов, я возвращаюсь на землю, к удивлению всех, раскрываю глаза, столь обильно наполненные слезами, что даже люди недоверчивые, видя мою печаль, должны были поверить моему рассказу. Это был не обморок, не пустой сон, подобный тем, над которыми мы часто смеемся. Свидетелем - тот престол, перед которым я лежал, свидетелем – страшный суд, которого я убоялся: да не случится мне уже никогда подвергнуться такому испытанию. Признаюсь, у меня даже были синие плечи, я чувствовал после сна боль от ударов, - и с тех пор с таким усердием стал читать божественное, с каким не читал прежде светского». 

  Франсиско де Сурбаран. Св. Иероним, бичуемый ангелами. 1639. Испания. Гуадалупе. Иеронимитский монастырь. 

  Эта картина Сурбарана редкий пример изображения св. Иеронима молодым человеком, что соответствует реальному ходу событий в жизни Иеронима. 

  Св. Иероним, искушаемый видением женщин

  «И вот я, тот, кто ради страха геенны обрек себя этой тюрьме, я, член общества диких зверей и скорпионов - часто в мечтах присутствовал в хороводах дев. Лицо было бледно от постов, а ум кипел желаниями в охлажденном теле, и в плоти, умершей еще раньше самого человека, бушевал пожар страстей». (Письмо к Евстохии).

   Франсиско де Сурбаран. Искушение св. Иеронима 1639. Испания. Гуадалупе. Иеронимитский монастырь. 

  Следует признать, что в действительной жизни св. Иерониму так и не удалось до конца побороть в себе греховные стремления плоти. Это проявляется во многих его писаниях. В отличие от св. Августина, который как-то скороговоркой касался «опасных» тем, св. Иероним рассуждает об этом с каким-то очевидным желанием вызвать очень уж живой образ этих сцен. Достаточно в качестве примера указать на эпизод пытки сладострастием некоего Христова воина, приводимый Иеронимом в его «Жизни Павла Пустынника». Художники, бравшиеся иллюстрировать сюжет искушения св. Иеронима, порой также балансировали на гране дозволенного нормами церковного искусства. В данном случае музыка играет роль дьявольского соблазна. Музыка, заметим, именно инструментальная - та самая, которую отринула св. Цецилия на одноименной картине Рафаэля (о чем у нас был повод рассказывать).

  Св. Иероним в пустыне: кающийся грешник

  Св. Иероним в своей монашеской пещере или на фоне дикого (часто скалистого) пейзажа. У его ног лев. Иероним держит в руке камень, которым бьет себя в грудь. Один папа эпохи Возрождения, рассматривая изображение святого, будто бы сказал: «хорошо, что он держит камень, этот знак добровольно принятой им на себя епитимьи, ведь без этого он едва ли считался бы святым». Камень в руке св. Иеронима – та деталь на картине, которая определяет ее сюжет как раскаяние Иеронима и отличает его от сцен медитации, поскольку все остальные детали – пейзаж, распятие, книга, череп, лев - могут в этих сюжетах совпадать. 
Рассказ о покаянии св. Иеронима имеется в письме св. Иеронима к Евстохии и приводится в «Золотой легенде». Мы цитируем его по письму:
  «О, сколько раз я, удалившись в уединение, в этой безмерной пустыне, которая, будучи сожжена солнцем, представляет жуткое обиталище для монашествующих, видел себя среди наслаждений Рима. Я был один, потому что был полон горечи. Безобразные члены отпугивали от себя своим облачением, грязная кожа, казалось, покрывала тело эфиопа. Каждодневно слезы, каждодневно стенания, и если когда сон побеждал сопротивляющегося ему, я бросал чуть державшиеся вместе кости мои на голую землю. Молчу об еде и питье. Даже больные монахи там пьют сырую воду, и считается роскошью съесть нечто вареное. И вот я, тот, кто ради страха геенны обрек себя этой тюрьме, я, член общества диких зверей и скорпионов - часто в мечтах присутствовал хороводах дев. Лицо было бледно от постов, а ум кипел желаниями в охлажденном теле, и в плоти, умершей еще раньше самого человека, бушевал пожар страстей. И так, лишенный всякой помощи, я бросался к стопам Христа, омывал их слезами, отирал волосами моими, и восстающую плоть покорял неядением в течение целых недель. Не стыжусь признаться в глубине несчастья моего. И сокрушаюсь еще, что я сейчас не тот, что был. Вспоминаю, как часто я смешивал день с ночью в непрерывных взываниях, как не прежде прекращал биение в грудь, чем приходило, Господним соизволением, успокоение. Я боялся самой кельи моей, как соучастницы помышлений моих. И сам на себя жестко гневный, я один уходил в пустыни. И когда я видел впадины долин и утесы скал – там было место молитвы моей, была темница для наказания несчастной плоти».

  Иероним Босх. Кающийся св. Иероним. Ок. 1505. Гент. Музей изящных искусств.

  Эта картина иллюстрирует контраст между добром и злом, и между духом и плотью - принцип, на котором основывалась средневековая мораль. Картина Босха противопоставляет терзания Иеронима на переднем плане безмятежному пейзажу, уходящему в даль горизонта, выписанному с изумительной тщательностью. Святой распростерся перед распятием и пребывает в окружении странных и поэтических предметов, полных символического значения. Камни и стволы деревьев выглядят угрожающе грозными, но даже в такой фантастической обстановке общее впечатление от картины создает ощущение реальности и живости деталей. 

Леонардо да Винчи. Кающийся св. Иероним. Ок. 1480. Ватикан. Пинакотека. 

 Этот образ Леонардо да Винчи оказал большое влияние на последующих художников, смело (если не сказать беззастенчиво) использовавших его композицию. 

 

 

 

 

 

 

 

 




 Лоренцо Лотто. Кающийся св. Иероним. 1515. Вашингтон. Национальная галерея искусства. Собрание Самюэля Кресса.

Едва заметные детали на картине – не постриженные ногти на ногах святого и скорпион на переднем плане – однозначно указывают нам на жизнь отшельника в пустыне. Однако видимое неподалеку гостеприимное прибежище на заднем плане весьма напоминает Смирну, куда, как известно, приходил Иероним. 


 

 

 

 

статья 10; О св. Иерониме, ч.2. ->

Опубликовано в газете "ИСКУССТВО" издательского дома "Первое Сентября", 2004


Содержание: © А. Майкапар

WebDesign: © PG 2001-2005